21:47 

Suzu-chan
Хули смотришь...дай конфету))
17.03.2010 в 21:43
Пишет Suzu-chan:

Годовщина
Автор:Тёмная
Бета(ы): - винодвс)))
Категория/Рейтинг: PG
Жанр:юмор,ангст
Пары/Персонажи: - замечаны многие, упор на Ичиго,Рукию, Рангику, Гина. +5 новых персонажей (извиняйте, не удержалось)
Статус: Написан почти полностью, но выложен не весь, ибо длинный, зараза.
Предупреждение: альтернативное будущее.
Содержание: хм...разгильдяйское семейство Куросаки празднует годовщину
Дисклеймер:Блич принаджлежит Кубо, воспаленный мозг - мне
От автора: читайте на здоровье, ругайте побольше, увидите ошибки -сообщайте. В любом случае - жду комментариев. особенно если не понравится))))на шедевральность не претендую - так проба пера...

URL записи
Большая комната почти вся скрыта темнотой, которая сопровождает любой отход ко сну.
Ветер неровно колышет шторы.
Мирную идиллию нарушат только громкий крик, способный при необходимости если не пошатнуть, то сотрясти местные опорные конструкции.
- Ичиго, ты можешь не пинаться?
Рукия отвешивает пендель под одеялом.
- А ты способна отвернуться к стенке и пару минут помолчать? Я, знаешь ли, спать хочу,- сонно ворчит мужчина.
- Спать он хочет. А я, по-твоему, не хочу?- его лицо становится плацдармом для приземления подушки, стоит заметить неоднократного.- Заколебал уже.
- Ори потише, а? – Ичиго, зевая, переворачивается на другой бок, в надежде выспаться.
- Потише, значит? ИДИОТ! Я НА ТЕБЯ ЕЩЕ НЕ ОРУ! – звучит прямо над его ухом раскатами грома ее голос.

Дверь открывается с легкого полупинка, в комнату врывается разъяренная девочка. Миленькая, с ярко- рыжими волосами, отчего-то вечно растрепанными.
Она замирает на пороге, прожигает взглядом дырку в стене, когда безуспешно пытающиеся уснуть родители отвлекаются от собственной ругани на нее, она холодным тоном произносит:
-Заткнитесь оба! Мне…надо… готовится…к…контрольной.
Девочка выставляет перед родительскими носами тетрадь, в которой неровным подчерком что-то написано. В темноте и не разобрать.
С первого этажа раздается мальчишеский вопль:
- Правильно! Я вот даже телевизор не слышу.
Девочка, сверкнув глазами, разворачивается, и уходит из комнаты, с хлопком закрывая за собой дверь.
Ичиго и Рукия недоуменно пялятся друг на друга. Без лишних слов укладываются в кровать. Ичиго, предчувствуя неладное, до самых ушей натягивает одеяло.

Мгновение проходит в безмятежной тишине.
Ветер все так же колышет занавески.
За распахнутым окном распеваются сверчки…
Тихая семейная идиллия нарушается громким воплем с первого этажа: «ДЕДУШКА-А-А-А-А!»
- Мне кажется или там что-то взорвалось? – взволнованно, почти шепотом, спрашивает Рукия.
- Не бери в голову. Давай спать.
Этажом ниже раздается еще один громкий хлопок. Потом какие-то радостные вопли, да так, что слов не понять.
Ичиго скрывается под одеялом, делая вид, что ничего не замечает.
- Слушай, а давай мы заперлись изнутри…- Рукия ложиться на кровать, устроив свою голову рядом с головой Ичиго.
- Ага, давно спим и ничего не слышим, - согласно кивает мужчина.

Раздается еще один хлопок.

Рукия встает, накинув на плечи легкий шелковый халат, тяжело вздыхает, и с явным нежеланием направляется вниз. На лестнице ее догоняет Ичиго. Оба они в изумлении останавливаются на последней ступеньке. Ибо созерцание пятой точки Куросаки –старшего, перекинутого через диван, с явными признаками небольшого, но мощного взрыва – зрелище как минимум вводящее в ступор.
До полноты картины, входная дверь настежь раскрыта, и на все тот же красочный пейзаж с легким удивлением взирают Гин и Рангику. Перед ними стоят два мальчика, похожие как две капли воды. Рангику начинает громко смеяться, Гин загадочно улыбается. Они проходят в дом.
- Какими судьбами чета Ичимару пожаловала к нам в гости? – с некоторым сомнением в голосе спрашивает Рукия.
Ей все еще сложно принять бывшего тайчо третьего отряда. Слишком ярки в памяти те ощущения, которые он вызывал у нее в начале службы в Готее-13.
Рангику, усаживает непоседливых сыновей на диван (они тут же поднимаются, и начинают на пару с Куросаки – младшим издеваться над Ишшином, тот вроде бы не особо сопротивляется ), на этот же диван садится Гин, разумно отстранившийся от творящегося беспорядка. Рангику на мгновение исчезает из видимости.
Среди огромного списка достоинств ныне госпожи Ичимару – умение найти любой спиртосодержащий напиток является наиболее развитым.
Она появляется с заветной бутылкой саке, и тремя фарфоровыми рюмочками, аккуратно разливает жидкость, точно угадав с нужным объемом, и присаживается на диван рядом с мужем. Протягивает одну рюмку Ишшину (который находится все в том же положении), вторую Гину, третья, стоящая на столе, остается ей.
- Как это каким судьбами? Приехали на годовщину вашей свадьбы, - Рангику делает маленький глоток, и с наслаждением наблюдает за реакцией.
- Какая годовщина?
- Какая годовщина?
В один голос произносят Ичиго и Рукия. Потом медленно поворачиваются друг на друга.
- ЧЕРТ!
- ЧЕРТ!
- Только не говорите, что забыли, - Ишшин принимает на диване более ли менее пристойную позу.
- НЕТ!
- НЕТ!
- Уфф, а я уж подумал…Хорошо, завтра как раз все приедут.
- ВСЕ?
- ВСЕ?
- Твой брат, Рукия, сказал, что не может пропустить такое событие. Ренджи, говорят, готовит вам какой-то сюрприз. Даже Зараки Кенпачи обещал появиться, - Ишшин залпом опустошает рюмку.
- Ячиру приедет!!!! – с нескрываемой радостью в голосе завопила проносящаяся мимо родителей (и чуть было не сбившая их обоих) рыжеволосая девочка. – ДЕДУШКА!
Ишшин переживает на собственной шкуре второе пришествие, на сей раз уже внучки. Слегка задыхаясь и кряхтя, он достает из кармана небольшой подарок, чем не только радует ребенка, но и освобождает себя от временной экзекуции.
- Дети! Марш наверх! Разносите все там, - Рукия давно выработала нужный тон общения с детьми.
- Все равно ремонт делать собирались, - Ичиго чешет макушку, смутно представляя размеры нежданно свалившегося на его голову бедствия.
Мимо них проносится маленький ураган из четырех человек. Близнецы Ичимару с радостью принимают предложение уйти играть наверх.
- А где ваша старшенькая? – с надеждой спрашивает Ичиго, а то мало ли, приснилось.
- Рина? Она решила еще по магазинам походить, - отвечает Гин, с удовольствием вспоминая о дочери.
- В двенадцать часов ночи?
- Поверьте, уж она-то найдет куда потратить деньги, в независимости от того где и когда, - Рангику разливает еще по одной.
Со второго этажа слышны крики и непонятного происхождения шум.
- Тори, Локки – потише там – кричит близнецам мать. – Саке нужно пить в тихой обстановке – так вкуснее.
- Уж кто бы говорил, - Гин забирает из рук жены рюмку.
- У нас в десятом отряде всегда спокойно – парирует Рангику.
Гин улыбается. Прищурив глаза, он смотрит на жену.
Ичимару Гин, однажды с удивлением для себя обнаружил, что просыпаться в постели Рангику каждое утро – значительно приятней, чем под вопли Гриммджо о том, что он кому-нибудь сейчас набьет морду и очередную тираду Улькиорры на тему мусора в его личной жизни. А еще дети…Отцовство сильно изменило бывшего тайчо третьего отряда. Теперь, дальше чем за булкой хлеба, господин Ичимару из дома не уходил. И возвращался всегда с букетом хризантем, которые так любила Рангику.
Госпожа Ичимару счастлива. Она целует мужа в щеку.
- Как удачно, что мы решили приехать пораньше. А то сами вы с подготовкой явно не справитесь, - Рангику выпивает уже третью рюмку, - а столько всего сделать надо…
Рукия удивленно смотрит на диван. Ичиго на Рукию. Ишиин, умиляясь, на них обоих.
- Сынуля, а что ж ты при гостях, да в таком виде? – взгляд Ишшина опускается с белого банного халата на тапки Ичиго, впрочем, взгляд всех устремлен на розовые тапочки с кроликом Чаппи.
Рукия пытается тактично подавить смешок, но не в силах сдержатся, начинает громко смеяться, показывая на тапки пальцем.
- Ичиго? Зачем….ты….надел…мои…. тапки?
Куросаки – средний гневно смотрит на отца, перебирая в голове самые садистские способы расправы над ним.
Дверь распахивается, на пороге оказывается эффектная молодая блондинка, с внушительным красивым бюстом, хитрой улыбкой и невероятным блеском в алых глазах.
Улыбка Гина становится шире.
- А вот и я цветов не надо!
Девушка лихо усаживается на диван рядом с Гином, забирает у отца рюмку и залпом выпивает.
- Я тут слегка по магазинам пробежалась.
В дом заходят два молодых человека, скрытые невероятным количеством пакетов – коробок и прочей атрибутики удачного шоппинга. Они молча составляют свой нелегкий багаж в угол, и одаренные лучезарной улыбкой девушки убираются восвояси.
- Как хорошо, что у нас с тобой один размер, - довольно глядя на внушительную гору покупок, говорит Рангику.
- Ладно, мне завтра на работу. Милый, пошли спать. Вы тут и без нас разберетесь, - Рукия разворачивается и поднимается наверх.
Рукия ложится в кровать, долго ворочается, потом не выдержав поворачивается к мужу и тихо спрашивает.
- Ты ведь еще не купил мне подарок?
- Купил, - честно врет Ичиго.
«ЧЕРТ, - думает Рукия».
«ЧЕРТ, – думает Ичиго».
Они отворачиваются друг от друга. Оба они не могут заснуть, ибо напряженная фантазия, на тему: «а что бы подарит любимому супругу» - лучший способ заработать бессонницу. За таким нелегким занятием им предстоит провести еще полночи.


Утреннее солнце заглядывает в комнату. Ветер все так же нежно колышет занавески. Наступил новый день.
Рукия просыпается раньше. Наскоро одевается. Она уже немного проспала. В отсутствие Ишшина делами клиники занимается она. Ичиго, развалившись на пол кровати, спит, периодически похрапывая. Она стоит над ним, и думает: поцеловать или пнуть как следует, пока есть такая возможность. Решая не отказывать себе в удовольствии, женщина легонько пихает его, а потом целует в уголок губ. Она выходит из комнаты, тихо закрывая за собой дверь. Ичиго улыбается во сне, и занимает оставшееся место.

Рукия быстро спускается на кухню. Там уже сидит ее дочь, заспанные глаза и синяки под ними явственно свидетельствуют о том, что ночь была бессонной. Девочка вяло ковыряет вилкой в пустой тарелке.
- Хисана, зайка моя, - Рукия треплет ее рыжие волосы, - опять пол ночи с братом бесилась? А потом учила?
- Ага, - отвечает девочка, продолжая изучать глубины пустой тарелки.
Рукия разогревает завтрак.
- Кушай, солнышко. А я – побежала. Удачно написать контрольную.
- Ага, - уже более осмысленно отвечает девочка, понимая, что ковыряние вилкой в столе ни к какому толковому результату не приведет.
- Ма-ам, - протягивает Хисана. – А ты чего такая задумчивая?
- Ну…
- Он часы хочет. Предыдущие, кажется, ты сама ему сломала. Скалкой.
- А?...- Рукия целует дочь в макушку. – Спасибо.
Входная дверь хлопает. Рукия ушла на работу.



Ичиго просыпается полтора часа спустя. Потирает ушибленный бок, пытаясь припомнить, где же он его ударил. Спросонья он поднимается с кровати, слегка пошатываясь, засовывает ноги в тапки, и выходит в коридор. Однако, замирает на пороге. Весь коридор украшен красивым цветами. Правда, местами они висят неровно – но это уже детали. Ичиго нелепо уставился на стенку, пытаясь понять, к чему бы это. Вспомнил вчера. Пожалел, что вспомнил. Пока в его голове мысли соударялись в процессе броуновского движения, взгляд наткнулся на надпись, под неровно повешенными цветами: «Здесь была я. Пьяная. Рангику», текст был написан каллиграфическим подчерком, и внимания особо не привлекал, если тупо не смотреть на него в течение минуты, как это делал Ичиго.
Оторвавшись от размышлений, мужчина, наконец вспомнил куда шел, и уже несколько бодрее зашагал в сторону ванной.
Буквально перед его носом, в ванную юркнула Рина, бесстыдно разгуливающая по дому в коротких шортах и ужасно тесном топике. Потом она высунулась из-за двери, выставила перед лицом Куросаки пальцы в виде буквы V, сопроводив это звонким «Йо», потом подумав добавила: «классные тапки». На этом дверь в ванную захлопнулась. Судя по всему – надолго.
- Эээээээээ? – отреагировал Ичиго на происходящее.
Кажется, он начинал просыпаться.
Решив совершить разведку боем, Ичиго спустился на первый этаж.
Посреди комнаты, на уже облюбованном диване, с мокрой тряпочкой на голове лежала Рангику. Ну как лежала…полулежа-полусидя, она раздавала ценные указания снующим туда- сюда Кире, Шухею и Иккаку. Юмичика высокопарно матерился, эстетично развешивая композиции из цветов на люстре. Йоруичи, сидевшая рядом с болеющей от чрезмерного употребления алкоголя предыдущей ночью Рангику, командным тоном, побуждала стихийно собравшуюся бригаду к действию. Ишшин весьма натуралистично изображал недвижимость, похрапывая посреди комнаты. При необходимости через него тактично переступали и делали вид, что он является неотъемлемой частью интерьера.
Ичиго помахал всем рукой, и ретировался в сторону кухни, с явным намерением не быть приспособленным к квартету в качестве рабочей силы.
Открыв холодильник, и достав оттуда запотевшую бутылку пива, мужчина долго налаживал с ней ментальный контакт, сосредоточенно ее рассматривая. Наконец поняв, в чем подвох, Ичиго отправил бутылку в недра холодильника, сменив ее в своей руке на пакет молока. Обернувшись, он обнаружил своего сына, жадно истребляющего завтрак, активные движения щеками делали этого сорванца ужасно милым.
- Не чавкай!
- И тебе, папа, тоже доброго утра, - не отрываясь от тарелки, язвительно ответил мальчик.
- Хичиго…- начал мужчина.
- Какое дурацкое имя…
- Веди себя прилично, и не груби отцу, - вяло наставлял Ичиго сына, без особого желания, необходимого таланта и ремня. Наставления, закрепленные с помощью ремня, если не воспринимаются, то запоминаются уж точно.
- Ой, кто бы говорил, - мальчик продолжал бодро отбивать незатейливый ритм ложкой по тарелке.
Ичиго вспомнил бессюжетный монумент герою, павшему в нелегкой борьбе с зеленым змием, который в данный момент изображал Ишшин, и в очередной раз зарекся, что, так как воспитывали его, своих детей он воспитывать не будет. Мысли об Ишшине плавно перетекли на Рукию и ее манеру воспитывать их детей, а уже оттуда в русло той проблемы, которую он обдумывал добрых пол-ночи. Ичиго скис.
- Пап, ты идиот.
- Мне об этом твоя мать регулярно напоминает.
- Во-от. Судя по синякам под твоими глазами, ты так и не придумал, что ей подарить.
Ичиго удивленно посмотрел на сына, вскинутая бровь, округлившиеся глаза…
- Эээээээээ?
- Ты можешь подарить кольцо, или серьги. А можешь - красивый кулон…- вслух рассуждал Хичиго, - а еще лучше брошь. Да! Точно! Дядя ей, наверное, очередной шарфик подарит. Надо же их чем –нибудь закалывать. Или браслет…
- А почему ты не в школе?
- А ну…э…это….я пошел.
Мальчик мгновенно исчез из помещения. Удаляющиеся от дома вопли были свидетельством того, что близнецов Ичимару в доме тоже теперь не было. Троица быстро удалялась, и совершенно точно не в сторону школы. «Что ж, близнецы умеют найти себе приключения. Ох, и не завидую я тем, кто окажется сегодня их приключением», подумал Ичиго.
Его самого ожидало не менее увлекательное занятие – поход по магазинам. Ну как увлекательное…Уходил мужчина из кухни с еще более кислой миной.
Рангику с трудом убрала тряпочку со лба. Голова болела все так же, за то было не мокро. Пальцы дрожали, боль пульсировала в висках, любое движение приносило адские муки. Ей даже не хотелось подбодрительными криками сопровождать бурную деятельность носящихся мимо ее собутыльников. А каким эхом звуки этой деятельности отдавались в голове….
Рангику всей душой завидовала Ишшину, тот блаженно зевнул и перевернулся на другой бок.
Йоруичи сочувственно вздохнула.
- Так, мальчики, хорош тут возится, подняли свои тощие задницы, и – в столовую – мебель ставить.
Иккаку поплелся в другую комнату, потому что…Ячиру. Именно ей в случае чего обещали доложить обо всех огрехах офицеров 11 отряда. Юмичика поплелся за Иккаку, Шухей за пивом (именно на его бутылку и покушался Ичиго), Кира же совершал нецелесообразные перемещения в пространстве: появляясь то в одной комнате, то в другой. Хотя, истинной причиной пребывания двух лейтенантов и двух офицеров в доме Куросаки со столь незавидной миссией было порядком надоевшее безделье.
Тишина…
Рангику осталась в зале одна (Ишшина можно было не считать, так…храпящая мебель). Она тяжело вздохнула. Уснуть бы сейчас. И до самого вечера. А там по новой. Уйдя в царство собственных мыслей (путанных и нелогичных) Рангику не заметила, как кто-то положил ее голову себе на колени.
Гин запустил свои длинные костлявые пальцы в ее волосы. Она, как прирученная кошка, что – то мурлыкнула. Он же самыми кончиками пальцев начал массировать ее виски. Боль уходила…
Госпожа Ичимару сладко спала на коленях своего мужа.
Кира осторожно выглядывает из-за дверного косяка, тяжело вздыхает, он все утро старательно избегал своего бывшего капитана. А теперь вот не сдержался…что поделать – привязанность странная штука. Кира все еще дружен с Мацумото. И частенько к ней заходит в рабочее время. А еще…
Кира собирается уходить, но видит, как Гин осторожно берет жену на руки, понимается с дивана, и направляется к лестнице.
Гин бесшумно подходит к лестнице, впрочем, в этом нет нужды, Рангику спит крепко. Он мягко ступает на первую ступеньку…и еле-еле избегает столкновения с собственной дочерью. Девушка только открывает рот, что бы сказать какую – нибудь колкость по поводу неуклюжести собственного родителя.
- Тшшш….
Рина заменяет приготовленную тираду на смущенную улыбку. Кто-то, а уж она лучше прочих знает, почему ее отец столь ревностно охраняет сон ее матери. И совсем не потому, что умна, проницательна и разбирается в людях. А просто потому, что она их дочь.
Кира, ставший невольным свидетелем этой сцены, еще раз тяжело вздыхает. Тяжело и обреченно. Ведь еще…Кира давно влюблен в эту взбалмошную девушку, улыбающуюся своим мыслям, и идущую в его сторону.
Все- таки, привязанность действительно странная штука.
Кира незамеченным исчезает со своего наблюдательного пункта.
Исчезает, что бы услышать отборную брань Йоруичи, недовольные реплики Иккаку, оформленные в виде не менее отборной брани (в отряде Зараки Кенпачи приветствуется не только умение и желание сражаться, но и талант привлечь соперника к поединку парочкой жарких фраз, как правило не очень цензурных), холодные замечания Юмичики относительно вкуса того, кто изготавливал украшения для праздника (иначе как урод, уродливый и прочими производными пятый офицер не отзывался о местных флористах, впрочем, поставщики Урахары, а именно его стараниями дом Куросаки живо напоминал ботанический сад, навряд ли бы обиделись), довольное сопение Шухея (он таки добрался до вожделенной бутылки)…
Днем появляется Урахара, сопровождаемый шуршанием неизменного веера, загадочной аурой, двумя шебутными подростками и невозмутимым Тессаем.
Киске, ответственный за поставки всего: от еды до зубочисток, прибыл с очередной партией. За сегодняшний день это было уже его четвертое появление. Что запросто объяснялось внушительным количеством гостей (еще бы! одних друзей – родственников -хороших знакомых – когда – то – случайно – спасенных набиралось с полсотни, благо дом Куросаки в недалеком прошлом пережил небольшую перестройку, и мог с легкостью вместить их всех, по крайней мере на один вечер).
- О! – удивленно произнес Киске, растягивая гласные, и помахивая веером так, что он скрывал большую часть его лица, - да у вас тут практически все готово!
- У нас тут все готово уже два часа к ряду, – любезно отозвалась с дивана Йоруичи.
- Только Юмичика доделает пару «последних штрихов»….- невесело добавил Иккаку.
Урахара ответил непонимающим взглядом из - под полосатой панамы, некстати скрывающей оставшуюся часть его лица. Объяснять приходится Йоруичи, которая угадывает настроения своего сожителя ей одной известным образом.
- Битый час мы ждем, пока эта ласточка закончит вешать цветочки.
Любопытство подталкивало Урахару ознакомится лично с процессом работы признанного эстета, исключительно научного интереса ради. Он фирменной походкой пересек комнату, запнувшись на середине пути о тело Ишшина, дух которого все еще прибывал в недрах бренного тела, но находился все еще в состоянии блаженного постопохмелительного сна.
Открыв дверь, торговец нашел удивительной для себя следующую картину: Юмичика, стоявший посреди комнаты на стремянке, действительно слегка приподняв ногу, на манер весьма нетрезвой ласточки, напевал себе под нос не отяжеленную оставшимися от гаммы пятью нотами мелодию. При этом он каким то чудом умудрялся поправлять криво развешанные цветы, и, судя по его довольной физиономии строил грандиозные планы по сервировке стола. Впрочем, физиономию Урахара мог рассмотреть исключительно благодаря зеркалу, которому Юмичика же с завидной регулярностью показывал рожицы. И не просто показывал, а так., что любой мим мог смело позавидовать его экспрессии.
«Кажется, они нашли друг друга» - ехидно подумал Киске, и отправился покорять диванные пространства подле Йоруичи. Процесс был осложнен расцарапанной спиной, которая немилосердно болела. Впрочем, Урахара почти привык.
Я девушка ответственная, так что начнем по порядку!!!
Сначала мои любимые перлы:
- Потише, значит? ИДИОТ! Я НА ТЕБЯ ЕЩЕ НЕ ОРУ! – звучит прямо над его ухом раскатами грома ее голос----------------Бугага, мне уже нравится!!!!!!
Ичимару Гин, однажды с удивлением для себя обнаружил, что просыпаться в постели Рангику каждое утро – значительно приятней, чем под вопли Гриммджо о том, что он кому-нибудь сейчас набьет морду и очередную тираду Улькиорры на тему мусора в его личной жизни------------Ой, я щас умру!! Это просто жесть!!!!
- Ма-ам, - протягивает Хисана. – А ты чего такая задумчивая?
- Ну…
- Он часы хочет. Предыдущие, кажется, ты сама ему сломала. Скалкой. ---------ой, все…мне плохо….ой держите меня семеро…Темная, ты гений!!!!! Обожаю тебя, просто ОБОЖАЮ!!!
Теперь благодарственный флуд: Это просто восхитительная идея!!!! Как ты могла не выкладывать это????? Это же просто сокровище. Как бальзам на истерзанную УМом душу(Орихиме, я спасу тебя!! бла-бла-бла…). Я хочу еще и дальше!!!! Прости, что раньше не откомментила твое творение, позор мне, позор!!! Кира….мммм….может у него наконец что-нибудь сложится, хотя он слишком флегматичен для такой шикарной девушки как Рина. В восторге от близнецов и от Хисаны!! Рукия мега ТРУ. Ичиго балбес, но я всего равно его люблю!!! Ждем появления распрекрасного Бьякуи – наверняка он все еще один, жалко его…. Хитсугайя!!!!! Пожалуйста, Темная, опиши его побольше. Тоширо в 18 лет….ммммм…..аж слюнки текут….
«перегрев организма налицо, повышенное сердцебиение, учащенное дыхание, уровень эндорфинов в крови зашкаливает….нельзя быть такой впечатлительной, Рен-тян. Девушка в вашем возрасте должна быть более сдержанной….восемь столовых ложек валерьянки и сон, крепкий сон….Ох уж эта молодежь….вздыхает Унохана-тайчо и неодобрительно покачивает головой.»
После крестового похода на кухню (разорившего холодильник), Рина отправилась на второй этаж. Празднество обещалось произойти сегодня вечером, а подарок все еще не был куплен. Да и что можно подарит тем, у кого практически все есть? Ответ нашелся сам собой, когда по дороге с кухни Рина своротила своими, волнующими добрую половину мужской части Сейрейтея, формами фикус. Осталось только предложить отцу прогуляться с ней до магазина. Собственно, с этой нехитрой целью девушка и шла по неосвещенному коридору второго этажа.
- О!!! Молодая Богиня….с Огромными Долинами Богов….- судорожный вопль раздался уже на Рининой груди.
Кон желал железобетонно слиться с предметом своей страсти, поэтому он крепко обнял то, что смог обнять своими игрушечными лапами (а обнять, поверьте, ему удалось не так уж и много).
Рина застыла в оцепенении. Такого девушка не ожидала. Нет, она, конечно, слышала об этой наглой игрушке, но что бы вот так…(на самом деле, Кона всегда старательно прятали на период присутствия семьи Ичимару в доме, прятали, что бы избежать летальных последствий общения нежной натуры Кона и Шинсо)
- АХ…ТЫ…МАЛЕНЬКИЙ…ПЛЮШЕВЫЙ…ИЗВРАЩЕНЕЦ!!!- Рина изо всех сил рванула льва, находящегося в настоящем экстазе.
Кон безропотно повис в ее руке (во второй приблизительно в том же состоянии находился фикус), лепеча что-то про счастье, любовь и пятый размер. Рина могла поклясться, она видела слезы в его глазах. Впрочем, не мудрствуя лукаво, девушка швырнула Кона, придала ему ускорения пинком, и отряхнув руки, процедила сквозь зубы:
- Еще раз, и отдам тебя братьям на растерзание!
Обращаясь в материальную точку, Кон мысленно согласился с тем, что два часа засады стоили того…. На его щеках блестели слезы счастья.

Рина тихо отворила дверь в ту комнату, которую хозяева отвели ее родителям. Мать ее продолжает крепко спать, раскинувшись на кровати, да так, что неподготовленный для сего зрелища страдалец еще две недели, как минимум, мучался бы эротическими кошмарами. И кошмарами только по тому, что сны никогда бы не стали реальностью. Отец же, сидит рядом, глядя в окно.
«Неужели он все еще сожалеет?» - спрашивает Рина сама себя, протискиваясь в комнату.
Гин поворачивается, и с неизменной улыбкой, спрашивает дочь, в чем дело.
Девушка виновато предъявляет фикус.
Столько лет прошло, а она все еще мучается этим вопросом.
- Как жаль, - протягивает Гин, разглядывая растение.
- Ну, я…короче…его…
Гин театрально вздыхает, провожая тем самым злополучный фикус в мир иной.
- В общем, я решила, что взамен этого можно подарить новый. Хороший будет подарок.
- Хочешь, что бы я сходил с тобой?
- Ага.
Гин медленно поднимается, расправляет складки на одежде. Внимательно смотрит на Рангику.
«Нет» - отвечает Рина сама себе. Теперь ей дышится легче.

--------------
Надежда - глупое чувство

Offline
Профиль Контакты WEB
Номер сообщения: 27
Темная Search for posts by this member.
Avatar
кто пил?! я пил?! я не пил!!!

Ад

Дата регистрации:
апреля 2008

Предупреждения:

PostIcon Отправлено: 21 июля 2008 в 19:41 Skip to the previous post in this topic. Skip to the next post in this topic. Игнорировать сообщение Редактировать Цитата
Материальная точка вылетает из лестничного проема, соударяется со стенкой, рикошетит и устремляется в приоткрытую дверь другой комнаты…. По поворотам голов тех, кто сидит в гостиной можно запросто проследить замысловатую траекторию движения материальной точки…. Дверь столовой распахивается, впуская материальную точку внутрь. Материальная точка с глухим чпоканьем врезается в откляченный зад Юмичики. Пятый офицер одиннадцатого отряда, нелепо размахивая руками, пошатываясь на стремянке, хватаясь руками же за цветочную гирлянду начинает падать. Вот он пролетает ступеньки, вот бесшумно шевелит губами проклиная все на свете, вот приземляется на Кона, вот гирлянда серпантином укладывается вокруг Юмичики, вот в пике уходит люстра, вот она приземляется в миллиметре от его лица…
Душераздирающий вопль раздается из столовой…

- Кажется, вам будет чем заняться в ближайшее время, - Урахара помахивает веером, - а я вынужден откланяться.
Торговец исчезает под оглушительные крики, провожаемый только взглядом той, которая, по-кошачьи потягиваясь, встает с дивана.

Гостей ждали к восьми. К этому времени успели откачать Юмичику, Рукия успела вернуться с работы, и проинспектировать дом, на предмет выявления одной разбитой вазы (ее останки нашлись под шкафом, частично в теле Кона), Ичиго вернулся из магазина, Хисана из школы, откуда возвращалась бесшабашная троица Ичимару - Ичимару – Куросаки доподлинно известно не было.

Полчаса чета Куросаки выслушивала официальная поздравления. Ичиго краснел, синел, зеленел, и если бы не ладонь Рукии в его руке, кто знает, что бы осталось от их дома.
Следующие полчаса были не менее радужными. Вручение подарков прошло без травм и телесных повреждений. У Рукии стало на один шарфик больше, количество фикусов в доме так и осталось неизменным.
Они стояли рядом, мужественно переживая новую порцию поздравлений, благодаря каждого за подарок. Кто – то улыбался, кто – то вежливо и холодно вручал презент и удался, кто – то смущенно краснел…
А вот Орихиме…ей было больнее всех. Ее лучшая подруга, и тот, благодаря кому она узнала, что такое первая любовь. Она была счастлива за них, но эта щемящая боль в груди…Не повезло ей влюбится в первый раз…не повезло и во второй: он так и остался бледным воспоминанием, на фоне бесцветных песков Уэко Мундо. Она- человек, он –арранкар. Несмотря на чувства побудившие их обоих ничего не получилось. Но может быть, получится в следующей жизни?
Кто-то тронул ее плечо.
- Пойдем, дорогая? – голос прозвучал над ее ухом.
Орихиме протягивает завернутую в яркую бумагу коробку, улыбается, говорит что-то.
Столько лет Ишида Урью пытается заполнить собой пространство в ее сердце, может, поэтому с каждым годом щемящая боль становится слабее?
К счастью, Иноуэ Орихиме всегда умела ценить то, что имеет.
Рукия смотрит ей вслед. Конечно, она все знала, знала с самого начала, старалась, как могла, поддержать подругу. Но её усилия были тщетны. Еще бы…

К девяти, наевшись, все разбрелись по интересам и личным пристрастиям. Рангику самозабвенно пила по второму кругу, впрочем, компании у нее было хоть отбавляй. Трио, героически пережившее истерику Юмичики, и сам психологически неуравновешенный эстет. К этому обществу перманентно присоединялся Гин, отчего Кира с каждым разом сильнее кашлял и ретировался в неизвестном направлении. Сам же Гин, если не наблюдал за тем, как истребляет очередную ни в чем не повинную бутылку саке жена, то злоупотреблял на пару с Зараки Кенпачи. То, что эти двое споются предсказать не смог бы, пожалуй, никто.

- Вон, поди, сидят опять нас обсуждают…- недовольно произносит Рина, глядя на искрящееся вино в ее бокале.
- Да, Кен – тян наконец нашел с кем поговорить о воспитании детей, - Ячиру поднимает вверх указательный палец. – Звездец, нам с тобой, подруга! Не дай бог, эти родители решат выяснить: кто у кого ночевал в прошлый четверг.
- Все схвачено. Я с мамой поговорила, она обещала прикрыть.
Ячиру весело смеется.
Трудно расти приемной дочерью Зараки Кенпачи. Особенно когда ты понимаешь, что на его плече тебе становится тесно. И вроде пора разойтись, каждому свой дорогой, а ты не можешь. Не бросишь ты его никогда. И не потому, что кроме тебя у него нет никого. А просто…дочь.
Вот только вместо маленькой девочки в дальнем углу гостиной сидит взрослая девушка, узнать в которой того ребенка можно только по глупым, но точным прозвищам.
Но Ячиру Кусаджиши с высокой колокольни плевала на трудности.
- Ой – е, - нараспев произносит девушка, тряхнув розовыми волосами, - могу поспорить, что сейчас они наберутся, и мой приемный папенька пойдет топтаться рядом с Уноханной. Опять промычит что-нибудь невнятное, а потом… с горя налижется в известной компании в стельку. А потом…мне переть его на себе до дому.
Трудности понятие растяжимое, и когда их в прямом смысле приходится нести на себе…Что ж…Для Ячиру это тоже не проблема. Уж не в первый раз.
- Ага, по традиции переломает всю мебель…- невесело замечает Рина.
- Слушай, а ты чего такая хмурая? – Ячиру смотрит на подругу, обводит взглядом гостиную, - Иди уже, охмуряй своего капитана.
Рина удивленно смотрит на лейтенанта одиннадцатого отряда. Та продолжает:
- А я…а я пока…нет, Бьякусик занят Хисаной…вот это мужик…так самоотверженно терпеть…до чего ж надо любит племянницу…и племянника…ой мамочки…они ж его задушат! Так Урахара пьет с невменяемым Ишшином…стоп…Куросаки – старший - то все еще спит. О! Эй…Лысый…
Иккаку, оборачивается, его левый глаз дергается, содержимое рюмки едва не разливается…Теперь в их кружке анонимных алкоголиков одной девушкой больше.
Ячиру на ходу, поворачивается, подмигивает.
Рина робко встает, допивает вино, ставит бокал на стол, и направляется в столовую. Там отбрехиваясь то от Рукии, то от Ичиго, то от них обоих одновременно сидит новый капитан третьего отряда. Девушка подходит к нему. Он невольно краснеет. Теперь цвет его лица гармонирует с цветом его волос…
Рина ногой открывает дверь в детскую. Ее братья азартно режутся с Хичиго в компьютерную игру, Хисана пытается одновременно бить брата подушкой по голове и учить.
Незамеченная детьми, девушка прислушивается к разговору.
- Хорош жаловаться Хичиго, тебя не лупили по заднице Шинсо. Знаешь как больно? – ворчит Локки, теребя кнопки на джойстике.
- Ага, И фиг с два куда от него скроешься, - Тори поддерживает брата.
- Из Зангетсу, знаете ли, тоже нянька никудышная, - отвечает мальчик, поворачиваясь вместе с машиной на мониторе.
- А вот мне от Шинсо ни разу не доставалась, - произносит Рина, ставит поднос с молоком и печеньем на пол.
- Ещё бы! С тебя папаня пылинки сдувает, - Тори хищно улыбается, у него это выходит не хуже, чем у отца, - ты у него первая любимая дочь…
- А вот от Хайнеко…иногда сидеть ой как больно, - Рина показывает на то на чем именно ей больно сидеть.
- Убери свою задницу от монитора – ни черта не видно! – орет Локки, пытаясь отпихнуть сестру ногой.
- АХ… ТЫ… МАЛОЛЕТНИЙ ПОГАНЕЦ!!!!! – девушка заламывает руки брату, его машинка врезается в колонну, сам он, прижатый лицом к подушке, пытается что – то ворчать, костяшки пальцев его сестры проходятся по его белобрысой шевелюре.
- Отстань, противная! Я маме пожалуюсь! – хрипит Локки.
- Да…а мне после маминого воспитания еще с грелкой ходить приходится, - замечает Хисана, продолжая лупить брата,- за то, когда папенька выпускает своего пустого, я с ним в карты режусь. Еще ни разу не проиграла!
- Ой, да ладно! Он тебе подыгрывает! – возмущается Хичиго, пытаясь отодрать подушку от своего лица.- А вот представьте, как нелегко росла Ячиру…
- Да она сама кого хочешь отделает. Ее праведного гнева боится весь одиннадцатый отряд, - Рина наконец отпускает брата.
- Да, наши предки – форменные психи! – резюмирует Хисана.
- Наши – то ? Ты еще Айзена с Хинамори не видела! Я как-то с папой ходил. Говорят, Урахара чего – то удачно перемудрил, и Айзена долбануло его же собственной атакой, теперь он лежит овощем в психиатрическом отделении четвертого отряда, а тетя Хинамори с ним сидит. Толковый дядька – пытался меня чаем напоить. Веселый, вечно про мировое господство и всемогущество рассказывает, - машинка Тори красиво вписывается в резкий поворот.- Кстати, они завтра придут?
- Говорят, мама посылала им приглашение, но тетя Хинамори отказалась, - вставляет Локки.
- Её можно понять, - Рина разливает молоко по кружкам, - Да и маме не досуг было уговаривать – и так столько дел. Все же нужно организовать, со всем договорится. А как они с папой в Уэко мундо ходили – отдавать Нелл приглашение. Она, бедненькая, теперь этим местом заведует. Столько нервов! Гриммджо с Улькиоррой растаскивать, Заэлю мозги вправлять, хорошо, ей хоть первая тройка посильно помогает. Кстати, Старк у них такой душка…
- Тебе б только о мужиках и думать… - Локки напрашивается на очередную порцию пенделей. Рина заметно погрустнела.
- Ладно, я пойду, нам еще цветы развешивать…а мама уже, кажется, набралась…
- Как ты думаешь, чем это закончится? – Локки не поворачиваясь спрашивает брата.
- Ну, все как всегда напьются, разнесут мебель, потом еще раз напьются, Кен-тян с кем – ниубдь подерется..
- Я не про это…
- Не знаю…

URL
Комментарии
2011-11-21 в 15:04 

Мертвый не без гроба, живой не без кельи.

URL
   

Broken Roze

главная